Перейти к содержимому


Фотография

Средневековье (к теме реинкарнации и поиска резонансов)


  • Авторизуйтесь для ответа в теме
В этой теме нет ответов

#1 Rubedo

Rubedo

    Преподаватель Школы Магии "Рубедо"

  • Маг
  • 8 433 сообщений

Отправлено 06 Март 2015 - 03:14

Предлагаю вашему вниманию статью специалиста-историка, которая содержит немало интересных фактов. С мнением и выводами автора можно не соглашаться, но сведения он приводит примечательные.

 

*       *       *

 

 

МИФЫ И ЛЕГЕНДЫ О СРЕДНЕВЕКОВЬЕ

 

Олег Верещагин

Посвящаю этот маленький труд всем тем, кого интересует история самых распространённых заблуждений в истории, если так можно сказать. Ну и тем, кто любит – как я – книги о попаданцах, но не может пройти мимо замеченных нелепостей, неувязок и смехотворных допущений…

1.Посконная гумилёвщина
Ничто так не греет сердце части моих коллег-патриотов, как осознание мысли об особости, самости некоей русской цивилизации (москвотретьеримство) Между тем эта точка зрения – увы – исторических подтверждений не находит…
Чем была Русь до принятия христианства? Да ровно тем же, чем и любое европейское «варварское» королевство. Более того: веками люди со всей Европы шлялись туда-сюда отрядами, деревнями и поодиночке, не испытывая практически никаких неудобств – ни национальных (нации ещё не сформировались), ни религиозных (язычнику было чихать на то, во что верует сосед – веротерпимость царила полнейшая и махровейшая, граничившая с полным пофигизмом), ни даже особых языковых (русич и поляк, например, понимали друг друга намного лучше, чем нынешние русский и украинец). На русских землях сплошь и рядом находят целые городки, выстроенные скандинавами (причём это именно городки или даже слободы в славянских городках, а не крепости в захваченной земле!), на берегах Темзы и в Альпах – славянские поселения… Монеты, оружие, керамика, одежда – всё это, произведённое в одном конце Европы, легко и просто попадало на другой конец.
Даже с принятием христианства особых проблем не возникло (я не говорю о том, что христианство в целом является виновником убийства младенца – нордической цивилизации – и не заостряю внимание на многочисленных бедах, принесённых этой «мировой религией» народам Европы). Те, кто любит противопоставлять «гуманное и высокодуховное православие» «растленному, кровавому и жадному католичеству», забывают, что раскол церквей произошёл лишь в XI веке. До этого церковь с центром в Риме была едина. Кроме того, напрочь не принимается во внимание тот факт, что европейцы-католики под словом «православный» понимали в первую очередь грека-византийца: существо по европейским меркам подлое, лживое, развратное, хилое и лишённое мужества. Неприязнь к православным – это неприязнь к византийцам. То, что сербы, болгары, русичи – тоже православные, большинство из европейцев просто не знали, а те, кто знал – плевали на это с высокой колокольни, нанимались служить к киевским князьям или сами принимали на службу воинов и мастеров из Руси…
То неприятие и даже презрение к русичам, превращение их в глазах европейца в «московитов», которое нас так оскорбляет (и правильно оскорбляет!), было связано с периодом монгольского нашествия – события, после которого наши предки на два с половиной века попали под власть куда более низкого во всех отношениях (кроме подлости) народа. Более того: наша власть восприняла худшие черты в управлении и отношении к людям от монгольских ханов. Так русич – брат и сосед – в глазах европейца превратился в московита – полумонгола, обитателя таинственного и жуткого Московского Улуса. Татарии-Тартарии. Положение криво и жестоко начал исправлять лишь Пётр Первый. Исправить же полностью его не удалось до сих пор – миф о монголах-московитах укоренился в мозгах европейцев, удачно лёг на позднейшее противостояние систем – и на Западе верят в эту сказку вопреки очевидности. Кстати, очень долго такими же недоевропейцами считали испанцев (из-за восьмисотлетнего арабского владычества), до сих пор считают – южных славян и греков – из-за турок-османов, так что мы вовсе не одинокая жертва исторических заблуждений и нашествий дикарей с юга и востока…
Многие из людей, искренне любящих Россию и её историю, не в силах с одной стороны вынести необоснованного и высокомерного (от недостатка элементарных школьных знаний) презрения со стороны европейцев, а с другой не менее не в силах признать простого факта фатального регрессорства монголов в нашей истории, начинают сочинять (или пропагандировать сочинённые другими) байки о Ордусии, Русской Орде, Собственном Пути, злобных европейцах, извечно ненавидевших славян и натравивших на нас наших братьев-монголов, неизмеримо высокой цивилизации, которую нам оные монголы принесли – и плавно договариваются до Равноапостольных Фоменко и Носовского. Выглядит это чаще всего смешно, потому что противоречит не только расологии, истории культур, но и единственной неоспоримой исторической науке – археологии (в ней можно скрыть, не договорить, но нельзя открыто соврать), но иногда начинает сильно раздражать.
…У нас общие корни – с Европой. Общая история, общая внешность, общий язык, слава, беды. И даже болезни – увы – у нас те же самые, просто с приходом к нам они задержались из-за наличия в России СССР – последней рыцарской цивилизации белого мира…

2.О Европе грязной и вонючей
Только ленивый не просмакует эту тему. Как же, у нас баня была в каждом дворе (и была), а европейские короли мылись два раза в жизни… Можно ещё вспомнить городскую грязь в Европе, тем более, что на Руси города были намного чище – и это правда…
Впрочем, те, кто это смакует, с историей знакомы… да никак не знакомы. Или знакомы, но молчат.
Дело в том, что эпоха «немытой Европы» наступила одновременно с так называемой «эпохой Возрождения» - то есть, веке в XV, никак не раньше. И связано это было с простейшей вещью: именно к этому времени в Европе практически не осталось свободных лесов. Все они были либо сведены порубками, либо находились в ведении феодалов – максимум, что разрешалось крестьянам, так это подсобрать хворост, за прочее карали быстро и жестоко. Дрова стали использоваться только для отопления и только в богатых домах – с массовым мытьём было покончено до эпохи угля и водопроводов. Окажись наша земля поменьше или леса у нас не столь обширны – и точно такая же «вонючая история» случилась бы и с нами.
До этой же трагедии – реально трагедии, сколько из-за этого произошло эпидемий, страшно подумать! – бани, ванные, мыльни, сауны имелись под рукой практически у каждого европейца и посещали их ничуть не реже, чем наши предки. Это зафиксировано в сотнях документов. Вообще европейцы отличались высокой чистоплотностью, вымывая и вычёсывая волосы, а так же отмываясь сами при каждой возможности. Массовым было и жевание ольховой коры – для очистки зубов и предотвращения их болезней и болезней полости рта. Английский исследователь Дэвид Уилсон приводит интересную сценку IX века: некий еврей-работорговец, образованный, умевший читать, писать и говорить на полудюжине языков и наверняка считавший себя на голову выше своего живого товара, вёз на Восток группу франкских и английских мальчиков (я так подозреваю, что похищенных у родителей). Его поразило, что при каждой возможности они лезли в воду – мыться с песком. А он – высокоразвитый цивилизованный полиглот из избранного народа – так и сидел на бережку, гордо благоухал…
Даже в городах – реально очень грязном месте Европы! – вплоть до того же «возрождения», когда всем всё стало пофигу из-за рьяного перенаселения, «коммунальные службы» изо всех сил боролись с грязью и мусором, и на это выделялись немалые суммы.

3.Толпы жестоких карликов
Сначала о карликах.
Легенда о малорослости европейцев прошлого в сравнении с нынешними могучими десятиклассниками поразила моё воображение ещё классе в шестом, после прочтения статьи в «Пионерской правде». И только намного позже я узнал, что их либо никто никогда не носил, стояли просто как украшения – либо это были «детские комплекты», на подростков. Именно потому, кстати, они так хорошо и сохранились. Да и относились эти доспехи уже ко времени заката рыцарства.
Что же до более ранних времён – то по всей Европе вскрыто множество захоронений. И везде - везде! - средний рост людей равен 170-182 сантиметрам. На Севере повыше, на Юге пониже. "Коротышка" для Скандинавии, например, был 175 см. А находили скелеты людей ростом выше двух метров, и нередко! Так что, попади мы в те времена, не поглядывать бы нам на предков сверху вниз (нефигурально выражаясь)…
Женщины в Х—ХI веках были в среднем выше по сравнению с любым другим периодом, включая нынешнее время. Мужчины начали «расти» только со второй трети XX века и лишь к 1988 году «переросли» своего соотечественника Х—ХП веков.
Резкое уменьшение роста началось в пятнадцатом веке, продолжалось до середины семнадцатого и остановилось на три столетия. И связано оно было всё с тем же прославленным «возрождением»… Так что гнилозубых карликов оставьте для Голливуда, которому надо прославить успехи фармакологии, фитнесса и фастфуда. Пусть их, хорошо?..
…Теперь о жестокости. Это тоже жирной цифрой ставят европейцам в счёт, сваливая в одну кучу детей, повешенных за кражу булки, сожжения ведьм и даже расстрелянных из пушек сипаев.
Для начала оговоримся. Даже если брать деяния Санта Эрмандада, Малюты Скуратова и польских панов, сложить их вместе, возвести в квадрат и помножить на десять – всё равно не удастся достичь той квалификационной жестокости, которая была присуща жителям феодальных государств Африки, жрецам ацтеков, утончённым философам-китайцам или палачам тюркских ханов. Тут даже просто не о чем разговаривать. Родиться в грязи, прожить в страхе и умереть в нищете – вот чем была жизнь за пределами Европы для огромного большинства населения, причём выбраться из этого цикла не помогали ни ум, ни мастерство, ни храбрость. Закончили с этим.
Теперь конкретно о европейцах.
Вне всякого сомнения, их мир показался бы нам очень и очень жестоким. Просто по факту. Человек умер от аппендицита – какой трагедией оказалась в книге Теа Бекман «Крестоносец в джинсах» для голландского подростка-попаданца Дольфа Веги смерть друга, храброго, доброго и вспыльчивого маленького рыцаря Каролюса, нелепой трагедией! А детская смертность и отношение к ней?! Женщина рожала 7-10 детей, выживали – 3-5, и даже слёз для умерших не находили… А процесс добычи пищи, процесс охоты? А война – мы, в какой-то даже степени гордящиеся тем, какими «кровавыми» стали наши войны, на самом-то деле едва ли смогли бы даже просто вынести зрелище стычки двух небольших отрядов того времени!
Но теперь давайте задумаемся.
Начать с того, что воинственный мир почти никогда не бывает озлобленным. Озлобленность - это ярчайшая черта мира офисных норок, в которых сидят толстенькие хомячки. Людям воинственного мира злиться просто не имеет смысла, так как главная причина бытовой злости - зависть. Но кому завидовать? Тому, кто выше тебя? Вперёд и вверх! Однако не по хомячиному - подкопами и заносами взяток - а с мечом в руке.
Чем была жестокость европейца того времени (ничем, кстати, не отличавшаяся от точно такой же жестокости нашего предка)? Да просто-напросто органичной частью жизни. Жестокость не творили ради того, чтобы испугать или подчинить, как это делалось на Востоке – люди были капиталом. И уж тем более несравнима была эта жестокость волка с нашей нынешней жестокостью – жестокостью курицы (не только очень глупой и трусливой, но и очень жестокой птицы, куры насмерть забивают своих же слабых или покалеченных «товарок»), вызванной пресыщением и потерей жизненных ориентиров, хоть каких-то. Викинг, напавший на прибрежное поселение, убивал только тех, кто сопротивлялся – и при этом вовсе не потому, что остальных угоняли-де в рабство (тогда Скандинавия утонула бы в рабах). Ему бы в голову не пришло истязать детей врага ради… удовольствия. На Востоке это делалось уже тогда – сейчас это делается и у нас. Чикатило или Джек Потрошитель как социальные явления были невозможны в средневековье – их выбраковала бы в детстве сама Природа с её жестокой и эффективной психологической гигиеной… Выживали только грубоватые, сильные, крепкие, но психически и физически очень чистые и здоровые люди (тех, кто всё-таки не вмещался в этот социум, принимали зловонные клоаки монастырей).
Мне ткнут в нос примерами неслыханной и немотивированной садистской жестокости, сохранившимися в летописях.
Подумайте: не потому ли и сохранила их память человеческая, что были они из ряда вон выходящи?
Эпоха настоящей жестокости настала тогда, когда людей стало слишком много, а «выходы» с территории Европы оказались закупорены океанами, турками, пустынями… Но даже тогда жестокость не приобрела характер упорядоченной жизненной нормы, как на Востоке. Она стала выплёскиваться то Тридцатилетней Войной, то истеричными сожжениями сотен ведьм зараз, то появлением дичайших ересей… Европейцу некуда было бежать от этой власти – а власть не знала, что делать и просто-напросто крепче и крепче завинчивала гайки, стремясь хотя бы сохранить порядок вещей, которым привыкла управлять (очень знакомо, а?) Скорее всего, перенаселение рано или поздно привело бы к самоистреблению населения Европы.
Но Колумб открыл Америку.
Поставленный на огонь котёл с завинченной крышкой не взорвался – к нему были подведены трубы, и в них с бешеной скоростью завертелись турбины новых невиданных ранее двигателей…

4.Злобные феодалы и забитые крестьяне
Рыцарь, стоявший наверху социальной пирамиды, оправдывал свою роскошную – относительно остальных – и беззаботную – тоже относительно прочих – жизнь в мирное время тем, что во время войны ему вменялось в обязанность то, чего не были обязаны делать остальные: он должен был идти сражаться. Не было более ни одного класса людей – даже наёмные солдаты не были обязаны это делать! – который имел бы подобное органичное жизненное предназначение. Кстати, как только рыцарь переставал оправдывать свою функцию – функцию защитника родной земли – народ решительно говорил ему «фэ!» чем-то типа Жакерии. Так что в обычное время подобное неравенство ни у кого недовольства не вызывало. Кстати, и рыцарем-то очень долгое время мог стать любой. Была бы храбрость.
Никогда и никому не пришло бы в голову по злому умыслу проскакать по крестьянскому полю во время охоты. Просто потому, что за столом рыцарь отлично помнил, чей хлеб он ест. А найдись такой оригинал – он бы очень быстро лишился сперва крестьян, а потом и всей челяди.
Посмотрите на изображения крестьян – весьма, кстати, многочисленные. Оружие на них присутствует сплошь и рядом. И не какие-нибудь ножики – чем только крестьяне не вооружены! При этом летописи вовсе не пестрят известиями о массовых убийствах, стычках и резне. Нет! Просто наличие оружия было с давних времён для европейца признаком свободного мужчины. Если где-то пытались упразднить этот порядок – это служило верным признаком того, что власть боится своего народа.
Кстати, одной из немногих стран, где оружие для простых людей было чем-то запретным, мы видим «светоч культуры и цивилизации» Византию… И ещё одно наблюдение: чем дальше от мужчины становится оружие, тем более жестоким, подлым и трусливым он становится в обыденной жизни…
Вот какие данные приводят Калюжный и Валянский в своей книге «Армагеддон» - книге спорной, но ссылки на источники – бесспорны!
«…У нас вообще превратное представление о средневековье. Европейские Средние века охватывают более тысячи лет истории и обычно представляются как что-то мрачное. Однако недавние исследования выявили важные отличия между разными периодами в этом долгом тысячелетии. О ранней стадии вообще мало что известно. А мрачный взгляд оправдан для конца средневековья, для XIV—XV веков. Последний период наиболее ужасен; именно он создал плохой образ всему Средневековью. Но в течение примерно X— XIII веков происходило совершенно иное! Говоря о качестве жизни людей, некоторые историки даже заявляют, что оно было наивысшим в европейской истории, что произошёл специфический экономический бум. Французский медиевист Форже заключил, что для Франции XIII век был последним веком общего процветания в стране. Франсуа Икстер, другой историк, сообщает, что между XI и XIII веками высокий уровень процветания западного мира подтверждён беспрецедентным в истории демографическим взрывом. Есть и такие заявления: «Время между 1150 и 1250 годами — время экстраординарного развития, период экономического процветания, которое мы с трудом можем представить себе сегодня». А сельскохозяйственная урожайность? За эти столетия она повысилась в среднем более чем в два раза в большинстве случаев. При повышении урожайности стало требоваться меньше трудовых затрат. А вот образование – обычно говорят, что средние века были временем дикости. Но в 1079 году папа Григорий VII обязал каждого епископа иметь центр высшего образования. Между 1180 и 1230 годами в Европе прошла первая волна основания университетов. Даже абстрактные науки, как, например, математика, возникли здесь именно в это время, а не в Ренессансе XVI века, как принято считать. Внедрение новой техники и технологий? Пожалуйста, сохранились отчёты Королевского монастыря Сен-Дени за 1229—1230 и 1280 годы, согласно которым значительную часть мельниц, печей, давильных прессов для вина и другого крупного оборудования ремонтировали или даже полностью переделывали ежегодно. Жители не ждали, когда что-нибудь сломается. В среднем не менее 10 % валового годового дохода сразу же реинвестировалось в текущий ремонт оборудования. С 950 года начался бум производства текстиля, гончарных и кожевенных изделий и многого другого. Список того, что производилось, становился всё длиннее, а качество росло. В текстильной промышленности внедрялись более эффективные горизонтальные ткацкие станки, применялась новая техника изготовления нити. Произошла революция в быту: дома начали отапливать углем и освещать свечами, люди стали пользоваться очками при чтении, стекло нашло применение в быту, началось промышленное производство бумаги. Вероятно, самым замечательным из всех этих великих новшеств было то, что от них существенно выиграли так называемые маленькие люди. Оценка уровня жизни простого работника — это нелёгкая задача, ибо все имеющиеся у нас письменные источники рассказывают о пирах и занятиях сеньоров и королей церкви, которые нанимали практически всех летописцев того времени. Но тем не менее источники, которыми мы располагаем, красноречивы. Например, Иоганн Бутцбах записывает в своей хронике: «Простые люди редко имели на обед и ужин менее четырёх блюд. Они ели каши и мясо, яйца, сыр и молоко и на завтрак, и в десять утра, а в четыре дня у них опять была лёгкая закуска». А немецкий историк Фриц Шварц сделал вывод: «Нет никакой разницы между фермерским домом и замком». Для простого работника понедельник был нерабочим днём, он использовался для личных дел. Предшествующее ему воскресенье было «Днём Сеньора», который тратили на общественные дела. Официальных праздников было не менее девяноста, а некоторые историки утверждают, что кое-где было до ста семидесяти праздников в году. Таким образом, ремесленник в среднем работал не более четырёх дней в неделю, а число рабочих часов было ограничено. Когда герцоги Саксонии попытались увеличить рабочий день с шести до восьми часов, рабочие взбунтовались. А герцогам приходилось уговаривать своих подданных обходиться только четырьмя блюдами в каждую еду. У крестьян, считавшихся низшим классом, на жилете и на платье часто были пришиты в два ряда серебряные пуговицы, они также носили большие серебряные пряжки и украшения на туфлях», сообщают историки моды. Социальные различия между высшими и низшими слоями общества были минимальными. Также между мужчинами и женщинами было меньше различий в социальном отношении, чем в последующие века. Существовали группы женщин, выполнявших работу, «недоступную пониманию мужчин». Только женщины занимались текстильным делом, пивоварением, производством всех молочных продуктов (включая масло и сыр) и, конечно, кулинарией. У женщин не было проблем и с владением собственностью! Кроме 312 профессий, полностью монополизированных женщинами, во Франции к концу XIII века было ещё 108, в которых были заняты женщины: городские ключницы, сборщицы налогов, городская стража и музыканты. Женщины были банкирами, управляли гостиницами и магазинами. Бернар Лиетар самым веским, осязаемым доказательством того, что в то время происходило нечто необычное (с современной точки зрения), считает неожиданный расцвет строительства соборов. А помимо сотен соборов, были построены или перестроены между 950 и 1050 годами 1108 монастырей; строительство ещё 326 аббатств было завершено в течение XI века и ещё 702 — в течение XII века. В эти два столетия строились аббатства размером чуть ли не с город, что подтверждается примерами Клуни, Шарите-сюр-Луар, Турнусом, Кайеном и многими другими. По оценкам Жана Жимпеля, в эти три столетия миллионы тонн камня были добыты в одной только Франции — больше, чем в Египте за всю его историю. По сообщению медиевиста Робера Делора, к 1300 году в Западной Европе было 350 000 церквей, в том числе около 1000 соборов и несколько тысяч крупных аббатств. А всё население в то время оценивалось в 70 млн. человек. В среднем одна церковь приходилась на двести жителей! В некоторых районах Венгрии и Италии это соотношение было ещё резче: одна церковь — на каждые сто жителей. Именно в это время появились первые каменные церкви у нас на Руси. Что важно, к строительству объектов веры централизованная власть – церковная или какая-либо другая – не имела отношения вопреки устоявшемуся мнению. Подавляющее большинство средневековых соборов не принадлежало ни церкви, ни знати. Их строил народ для себя, сам и на свои деньги. Собор был местом, где, помимо религиозных обрядов, проводили собрания всего городского населения и другие общественные мероприятия, требовавшие крыши над головой. Там же лечили больных; не случайно до 1454 года медицинский факультет Парижского университета официально помещался в Нотр-Дам-де-Пари. Соборы принадлежали всем гражданам, они их и содержали. Церковь, конечно, была в «привилегированном» положении, поскольку больше времени отводилось отправлению религиозных культов, но она была лишь одним из многих действующих лиц…»

5.Мощный интеллект хомячка
Загипнотизированные «поступью цивилизации», мы привыкли считать себя умней, развитей и культурней наших предков – без доказательств, просто так, априори: мол, а как иначе? Время идёт, мы умнеем, и вообще…
Многократное «ха».
Вы можете принять роды у человека? У коровы? Лошади? Построить дом – хоть какой-то? Поймать рыбу без удочки? Найти дорогу без компаса и карты? Без калькулятора решить задачу на деление площади фигуры? Без компьютера процитировать на память хоть один закон? Защитить себя? Близких? Готовить еду? Выкопать колодец? Обработать поле – даже не полным циклом, просто вспахать хотя бы? А запрячь лошадь? Ладно, хоть на тракторе поле вспахать можете? Как устроен тот патрон, которым вы стреляли в армии? Вы можете изготовить для него хотя бы примитивную замену? Ах да, это сложная и высокая технология, требующая… в общем, ясно. Чем нужно кормить кроликов, чтобы они набирали вес и не передохли? Забить и ошкурить кролика сможете? А приготовить?
Задумайтесь: вы вообще хоть что-то можете?
Нет, я предвижу, что вы ловко водите машину (не умея её чинить), отлично обращаетесь с компьютером (не зная, как он работает), классно разогреваете себе пиццу в микроволновке и вообще являетесь активным и успешным пользователем… не вами созданными благами. Их список длинён, впечатляющ, и наверняка их демонстрация произвела бы на средневекового человека неотразимое впечатление. Это особенно любят изображать в глупых фильмах о попаданцах, и этим же грешат многие авторы, особенно пишущие «для детей» (один Булычов чего стоил…)
Проблема только одна: эти умения ничего не стоят вне виртуального мира современной цивилизации. Можно криво усмехаться, махать рукой, бурчать про «автора, у которого раньше деревья были выше и трава зеленее», высокомерно задирать нос или старательно объяснять, что «мир изменился, и сейчас нужно другое» - от этого умений и навыков реальной жизни у вас не прибавится. Современный интеллект мощен, но это интеллект живущего в клетке хомячка, который твёрдо знает, что можно весело побегать в колёсике, а если дёрнуть вот за эту фиговину – то посыплется корм. Почему, откуда, как фиговина устроена – вне хомячиного разумения… Если бы его спросили и если бы он умел разговаривать – наверняка ответил бы, что «есть хозяин, он знает, как и что…»
Вы имеете представление, откуда на вас падают все те блага, которыми вы пользуетесь?
Так вот, средневековый человек – даже король – имел. Как минимум имел, как норма – умел эти блага производить или добывать, как максимум – организовывал процесс.
Феодал расписывался крестиком, да. Было такое (у нас с грамотностью дела обстояли куда как лучше). Но он держал в памяти гербовник, законы страны, данные относительно своего замка, отряда, крестьян, массу хитрых человеческих взаимоотношений и досье-характеров – объём информации, который сейчас хранят на нескольких флешках и вечно в них путаются. Крестьянин те самые геометрические задачки, которые убрали из нынешних учебников, как дюже сложные для наших высокопродвинутых детишек, решал в уме, поглядев на местность. Отправьте современного 7-летнего ребёнка в лес километров за двадцать от жилья. В лучшем случае выйдет оттуда грязный, зарёванный и голодный. Но скорее всего вообще не выйдет. И МЧС его не найдёт, так как тамошние «спицалисты» в реале совершенно беспомощны вне того же виртуального цивилизационного поля.
Его ровесник какие-то сто (не тысячу!) лет назад оттуда – из леса – ещё и грибов с ягодами припёр бы в на ходу сделанном кузовке, «чтобы не заругали».
Что вы говорите? «Нужды такой нет?!» Ну так и я о том же, нужды нет… А почему нет, знаете?
Когда катастрофическое наводнение в тринадцатом веке целиком уничтожило Фризонию, жители подняли свою землю буквально со дна морского – каналами, дамбами, трудом и упорством.

6.Великолепный булат и убогие рыцари
Вы о тех доспехах, которые весили пятьдесят килограммов, стоят во всех музеях и в которых рыцарь не мог самостоятельно подняться с земли?
Тогда ответьте мне: как простая крестьянская девушка Жанна д'Арк, никогда в жизни до того не носившая лат, могла в них взбираться по лестнице, прыгать в ров, вообще существовать - если они были такие тяжёлые и неудобные? Ведь всё это она делала, в летописи сказано и картины есть!
На деле-то самые тяжёлые рыцарские латы весили не больше 30 килограммов и по внешнему виду мало чем отличались от доспехов русского витязя. Поставьте рядом дружинника Александра Невского и крестоносца из вражеского войска - только по гербам и символам отличишь... ну, по шлему ещё, а по доспеху или оружию - никогда. Дальше: первые латы рыцарь - будущий рыцарь - получал в пять-семь лет! В пять-семь! И к четырнадцати-пятнадцати годам он в них мог бегать, прыгать, вскакивать в седло без стремян и даже плавать!
Правда были семидесятикилограммовые доспехи, одетого в них рыцаря на коня сажали специальной балкой. Но появились такие ТОЛЬКО в ХV веке и использовались ТОЛЬКО на турнирах. Несколько их экземпляров сохранилось тоже.
А вообще люди тех времён были крепче нас. И физически, и морально… Когда мусульмане захватили в плен одного из руководителей первого крестового похода и заковали его в кандалы, он сумел не только бежать от врага, но и переплыть в оковах реку Евфрат…
Теперь об оружии…
Булатная сталь, самураи, рассекающие пополам воина в доспехах, военный гений, простите, Сунь-высунь Цзы, негры-индейцы-индусы бродят толпами по экранам и страницам, сплошь и рядом политкорректно побивая плохих, глупых, неумелых белых захватчиков (кто бы мог подумать, что традиции соцреализма в этой его худшей части переймут западные масс-медиа?!) Да-да. Тут дело просто в голливудском пиаре. Кому интересно, например, годами в мыле отрабатывать четыре боксёрских удара, если можно так романтично - учёба в Шаолине... секретный "ки" самурая... Мух ещё можно палочками для риса на лету ловить. Круто выглядел эпизод из голливудского фильма «Следопыт» - где отважные индейцы, «пропустив над собой» залп английского пехотного батальона, с воплями и улюлюканьем бросаются в рукопашную и крушат всех и вся. ОГА. Они один раз так проделали в своей бурной тупой истории. Один раз. При Орикани, кстати, выступая, как союзники англичан. Разозленные американские ополченцы догнали тех, кто уносил ноги после трёхминутной рукопашной схватки, уже в лесу (вот это обычно у регулярной пехоты не получалось) и перекололи почти всех. (Кстати, в реальных книгах Фенимора Купера, который индейцев знал не понаслышке, подобной киношной фигни нет – вспомните «Зверобоя», где Гарри Марч крушит целую толпу краснокожих. Ну да, Марч был человеком выдающихся кондиций, но и индейцев – чуть ли не дюжина! А такая же реальная бойня англичан гуронами состоялась после того, как французы разоружили английское подразделение, сдавшееся в плен. И среди убитых большинство составляли женщины и дети…) Более массовых рукопашных, в которых индейцев было бы меньше, чем пять к одному, история не зафиксировала…
Вообще же – к БОЛЬШОМУ разочарованию любителей и адептов "сверхэффективных тайных боевых искусств мелкорослых народов" - на протяжении всей человеческой истории при встречах "вне-европейцев" с европейцами "рулили" последовательно меч-шпага-штык-шашка (и всегда - кулак), а не "ковавшиеся столетиями катаны" и "крики кия и удары ноги". Проще говоря, европейцы угрюмо и деловито колотили негров-папуасов-индейцев-индусов-маори-к
итайцев-японцев. В реальных исторических хрониках и документах несть числа примерам.
Так что Востоку – полный незачёт в плане войны. С самых древних времён.
Оружейная сталь Европы ещё со времён кельтов далеко превосходила всё, что могли дать любые другие регионы мира – не исключая Японию с её хрупкими клинками и булат Востока, который кололся на не таком уж сильном морозе, как стекло. Другое дело, что такую сталь массово стало возможно изготовлять только с появлением г-г Мартена и Бессемера, до этого хороший клинок ковался очень долго, стоил очень дорого и был оружием рыцаря и только рыцаря…
То же самое и с умением боя (я уж не говорю о бое как науке). Получилось так, что по сложной совокупности характеров жителей, природных условий, разнообразия народов Европа – самый «тяжёлый» регион. Привыкшие драться до последнего даже за кусочек заболоченного луга (взгляните на границы государств в Европе!) европейцы на раз «выносили» любую китайщину…
Кстати, мы сами-то проигрываем своим предкам тоже очень здорово (хотя и остаёмся очень неплохим материалом). Тогдашний житель – не воин, обычный житель деревни – любого из нас в лесу выследит и прикончит, если сочтёт нужным. Та же судьба ждёт любого спецназовца. Пахнуть местный будет или сырой землёй, или листьями (а мы – табаком, даже если в этот день не курили), так как он не дурак и отлично знает, как выслеживать по запахам. Ну и так далее... Со средневековым профессиональным воином нам, кстати, будет ещё и попроще – он всё-таки привык к линейному бою. Хотя если ему удастся схватиться с кем-то из наших десантников без огнестрела, то шансы на победу у крылатого пехотинца будут очень невелики. Сравните два года армии с последующим ежегодным празднованием Дня ВДВ – и – к 20 годам – 10-15 лет беспощаднейшей страшной учёбы с постоянной ставкой в виде жизни, а не синяков-шишек. Когда ты не дембеля ждёшь, любовно уснащая берет всё новыми и новыми прибамбасами, а думаешь: ептыть, чего б ещё освоить, чтобы завтра не зарезали?! А ведь это – естественное состояние тогдашнего воина…
Да и огнестрел наш любимый – не факт, что даст преимущество. Мы не верим в достижения лучников прошлого. Не верим упорно – уж больно это нереально и невероятно. Конечно… Ведь чтобы ТАК бить - нужно тренироваться с 5-7 лет, как рыцарь (только в другом). Каждый день гнуть и терзать себя. В конце концов заработать артрит от деформации скелета (если шотландцы не отрежут пальцы, если французы не прибьют ладони к луку, если валлийцы не снимут кожу со спины с последующим любовным посыпанием живого мяса солью...) И уметь выпускать 12 стрел в минуту на шестьсот шагов навесом, на двести – в любую цель. Плюс к этому - "просто лук" будет весить 3-7 (да-да) килограмм. И сделать его - лук - сложней, чем ППШ (и даже – чем ППС) - относительно уровня технологий, конечно. Добавьте к этому, что стрел-то лучник мог нести с собой - сколько? От 12 до 24 (уже тяжело - почти полпуда!!!) Остальное - в обозе. А сколько мы сейчас носим? Минимум - 180 "стрел", да и то не особо перетрудился...
ППШ или «калашников» можно просто ДАТЬ. Рассказать, показать (полчаса), отсыпать патрон побольше и пустить в бой. 20 000 выстрелов на один труп? НУ И ЧТО?! Экономика-то у нас не средневековая.
У нас прогресс…

Вариант основного защитного доспеха
1.Усиленная кольчуга (кольчатый доспех) (кольчуга (иногда двуслойная) с длинным рукавом, прорезными рукавицами и кольчужными штанами-шоссами и капюшоном-шарфом либо капюшоном и подстежной кареткой)
2.Кольчуга (короткий рукав, нет капюшона и шарфа)
3.Пластинчатая броня (кожаный камзол с длинными полами и широким рукавом с нашитыми на него металлическими пластинками разной формы и частоты)
4.Кольчатая броня (кожаный камзол с длинными полами и широким рукавом с нашитыми на него плоскими металлическими кольцами разной частоты)
5.Ремённый доспех (кожаный камзол с длинными полами и широким рукавом или куртка, составленные из перекрещивающихся ремённых полос, «сшитых» в местах перекрестий металлическими заклёпками)

Дополнительные (и необязательные) защитные предметы в разных вариациях и сочетаниях (материал: сталь, кожа, бронза, медь)
1.Оплечья
2.Нагрудник
3.Поножи
4.Наручья
5.Перчатки или рукавицы
6.Сапоги или полусапоги со шпорами. (рыцарские шпоры этого времени – достаточно небольшие и в общем-то тупые выступы, непосредственно врезанные в кожу сапога на металлическом круглом основании или крепящиеся двумя ремнями – вокруг щиколотки и перед пяткой вокруг ступни. Но они уже приобрели статусный образ – золотые шпоры может носить только полноправный рыцарь.)

Шлем
Как правило, перед нами куполовидный (с относительно незаострённым верхом, могущим иметь наклонённый вперёд шишак) клёпаный из сегментов шлем. Иногда – из кожи на металлическом каркасе, но чаще стальной. Изнутри шлем подбивался амортизаторами – войлоком, кожей… Лицо чаще всего защищается просто-напросто коваными выпуклыми надглазьями и широким длинным наносьем, иногда – фигурным. Намного реже встречаются полумаски, очень редко – полные маски. Шлем крепится подбородочным ремнём, бармицы ещё (и уже) не имеет. Иногда встречаются украшения-дополнительная защита в виде султанов, фигурных наверший, крыльев.

Щит
Щит рыцаря того времени – практически всегда миндалевидный (реже чисто треугольный), высотой от метра и до полутора метров. Сделан он из тонких досок (липовых как правило), склеенных в несколько перекрещивающихся слоёв, обтянутых бычьей кожей (иногда вываренной в воске) и загрунтованной. Добавочно конструкция скрепляется металлическими полосами и ободом. С обратной стороны щита расположена мягкая подушка под предплечье и система ремней, позволяющих выбирать оптимальный вариант управления щитом зависимо от вида боя.

Копьё
Рыцарское копьё этих дней не имеет так любимой в кино гарды-тарелки – руку вообще ничего не защищает, разве что иногда можно видеть ремённую петлю для запястья. На длинном (2,5 – 3 м.) и толстом (до 5 см.) прочном веретене с металлическим подтоком на тупье крепится не слишком большое (не длинней ладони и не шире её половины) остриё, иногда плоское, иногда круглое, иногда гранёное. Под ним – флажок, который одновременно играет роль опознавательного значка хозяина, ограничителя при ударе и «впитывающей тряпки», как это ни неэстетично.
Копьё практически не мечут (хотя учатся и могут). Это оружие таранного удара (не так давно появившегося по времени книги, кстати) или рукопашного боя сильными ударами-уколами – рубить рыцарским копьём в отличие от копья викингов или русской рогатины – нельзя.
Что интересно… когда при таранном встречном ударе копья разлетаются в щепки – это ладно. Но с какой силой надо нанести удар просто рукой, чтобы сломалось «веретено», подобное описанному выше – мне трудно представить. А ведь такие случае и не раз описаны…

Рыцарский меч
Перед нами – статусное оружие, как статусны золотые шпоры. Меч – душа и честь рыцаря, иногда – его возлюбленная («о МОЯ Дюрандаль!»), иногда – вернейший друг («что скажешь, друг Калибурн?». Он наделён множеством мистических свойств (и христианство тут ничего не изменило) Его может носить у бедра только рыцарь. Если кто хочет обзавестись мечом, не будучи рыцарем – пожалуйста. Но соизвольте таскать его на плече или у седла. Или где угодно – только не на рыцарской перевязи… Речь тут – именно о РЫЦАРСКОМ мече. О вещи штучной. Изначально особенной и индивидуальной, как и сам его рыцарь…
…Рыцарский меч этого времени в основном – всё ещё тот же одноручный «каролинг», что и в IX-X веках. Тонкая рукоять обматывалась ремнём (иногда он же выпускался, как пястная петля или просто им же приматывали меч к руке), концы довольно широкого огнива-гарды направлялись вперёд, к острию клинка, но уже еле заметно, не так, как у классического «каролинга». Яблоко-навершие могло иметь форму креста, короны и было уже не столь массивным, как у настоящего «каролинга». Оружие сделано из превосходной стали (пожалуй, лучшей оружейной стали, которую знало человечество), клинок в разрезе представляет собой «остроконечную восьмёрку» - из-за выборки посредине, уменьшавшей вес клинка и увеличивавшей его прочность. Клинок часто имел клейма мастеров, его изготовивших. Вес меча – от 800 г. до 1,5 кг, в среднем – 1,2 кг. Длина клинка – 80 см. – 1,2 м., в среднем – 90 см – 1 м. (лёгкие недлинные мечи, видимо, на самом деле «детское» оружие. Что интересно, на них отчётливо видны следы применения в бою… и часто фиксируются анализом следы крови)
Оружие тщательно затачивалось (нет таких тестов для пресловутой катаны, которые не мог бы выдержать рыцарский меч. Ну а обратное имеет место быть – катана не выдерживает некоторых тестов для рыцарского меча). А вот конец, по привычке называемый «остриём», остриём, собственно, не был. Конечно, он стал острее, чем у мечей викингов или тех же «каролингов» и, чтобы им кого-то заколоть или заколоться самому, на остриё уже не нужно было «наваливаться всем телом». Но всё-таки на укол как способ ведения боя такой меч рассчитан не был.
Меч крепился не непосредственно на пояс, а на плечевую перевязь или подвес, в свою очередь крепящийся к поясу.

Кинжал
Эпоха разнообразных специализированных кинжалов с красивыми названиями и изящными формами ещё не наступила. «Кинжал» рыцаря этих дней – это чаще всего довольно грубый большой нож (вплоть до переделок из обломков другого оружия, снабжённых наскоро сделанными рукоятями), размеры которого позволяют управляться с ним за столом, драться в бою или метнуть во врага.
Иногда, впрочем, встречаются скрамасаксы – большие ножи германцев с обратной заточкой и длиной клинка до 50-60 см. – которые на иллюстрациях часто принимают за фальчионы, оружие более позднего времени.

Вспомогательное оружие
Наиболее распространённым оружием этого типа у европейских рыцарей данного периода является боевой топор – как правило, на достаточно длинной рукояти и с не очень большими полотном. Встречаются очень архаичные образцы – даже франциски франков – но чаще всего мы видим франкский или нормандский боевые топоры, модифицированные для конного боя.
Иногда встречаются палицы, булавы, шестопёры. Такие вещи, как боевой молот, клевец, моргенштерн – в описываемый период ещё не имеют распространения.

Метательное оружие
Общим местом художественных книг и серьёзных исследований является презрение рыцарей к метательному оружию. На самом деле это совершенно не соответствует действительности. Наверное, ни в одной европейской стране того времени нельзя было бы найти ни одного мальчишки любого сословия в возрасте 8-12 лет, который не использовал бы простенькую ремённую пращу для охоты, развлечения или более серьёзных дел. Очень широко был распространён среди «благородных» лук – как средство охоты или тренировок силы, зоркости, выносливости. Простой арбалет в то время тоже был уже известен и достаточно широко распространён.
Другое дело, что как оружие ВОЙНЫ все эти вещи на самом деле не использовались рыцарями сколь-либо широко – оружие-то, как ни крути, «неблагородное». Да и то… известны изображения несомненных рыцарей с луками (причём стреляют они с седла!), а в том же Первом Крестовом походе несколько раз были моменты, когда рыцари (в том числе – кое-кто из лидеров похода) хватаются за луки и фигачат себе по неприятелю, стоя плечом к плечу с разными там обозниками и поварятами. Правда это, видимо, жест отчаянья – совершенно определённо говорится, что у стреляющих рыцарей нет лошадей и вышло из строя привычное оружие, да и сами они переранены и буквально выползли из госпиталя, чтобы не быть зарезанными в позорной лёжке…
Что можно сказать о рукопашном бое без оружия? До нас не дошли систематизированные трактаты того времени, посвящённые этому предмету. Что, конечно, даёт повод многим – и дилетантам, и специалистам (или считающим себя таковыми), особенно «лежащим в сторону Востока» - заявлять, что «ничего подобного в Европе не было».
На самом деле первые трактаты, относящиеся к XIII веку, уже дают нам стройную, систематизированную картину европейской «рукопашки». Надо полагать, что сформировалось это не за век и не за два. Я полагаю – и по-моему имею к этому основания – что традиция рукопашного боя в Европе никогда и не прерывалась со времён ранней цивилизации Эллады.
Нет ни малейших оснований полагать, что рукопашный бой в Европе по эффективности (не по эффектности и внешним нюансам) хоть чем-то уступал «восточным стилям». А учитывая массо-габаритное и чисто физически-силовое превосходство среднего европейца над «восточником» - ну… сами понимаете.
Впрочем, у рыцарей если и были шансы встретиться в бою с самураем или шаолиндзя – то только в фантастических книгах и фильмах либо чисто теоретических исследованиях. Если и были такие случаи в реальности – то были их единицы и никаких достоверных сведений о них до нас просто не дошло. (Правда – первый значительный рукопашный контакт (и то с холодным оружием) европейцев с восточниками относится к XVI веку, и пятеро самураев потерпели от троих идальго сокрушительное без преувеличения поражение. Нет оснований полагать, что ранее итог был бы иным). Основным неевропейским противником европейского рыцаря был либо мусульманин-«неверный» с юга, либо ирано- и тюркоязычный кочевник-«язычник» с востока.
Так вот, тут есть один фокус.
Восточные кочевники имели неплохие представления о том, что такое борьба, культивировали её очень широко – но совершенно не были знакомы с кулачным боем. Мусульмане-южане – арабы, сельджуки – ВООБЩЕ не дрались без оружия и в такой схватке были беспомощны.
Европейцы же культивировали синтез простенькой борьбы и кулачного боя с ударами ногами на нижнем уровне – буквально массово культивировали. Схватки ради развлечения один на один, улица на улицу, деревня на деревню – обыденное для Европы (не только для Руси, для Европы вообще) дело, таким образом выясняли отношения, развлекались, тренировались дети, подростки, взрослые любого сословия; более того – схватки между представителями разных сословий (вплоть до схваток горожан и крестьян с… королями) фиксируются с постоянной бесстрастностью во всех странах.
Учитывайте ещё и то, что боль для человека того времени была постоянной спутницей в жизни, а следовательно болевой порог был куда выше нашего нынешнего.
Естественно, что для тренировок вообще и поддержания себя «в форме» у рыцарей было больше времени, чем у кого бы то ни было (время призовых бойцов на содержании цехов, городов и т.д. ещё не пришло) То, что для горожан и крестьян было возможностью размяться, произвести впечатление на женщин, свести счёты с обидчиком (т.е., вещами приятными и полезными, но – не жизненно необходимыми в общем-то) – для рыцаря являлось насущной частью выживания. Оружия можно было лишиться, его могло вдруг не оказаться под рукой… В этом случае оружием становился сам рыцарь.
Как сказал один автор очень хороших исследований по истории средневекового оружия: «Подобные люди опасны всегда. Потому что опасны именно ОНИ. А не то, что у них в руках.»
Могу только жирно подписаться под этим тезисом.




Политика конфиденциальности и обработки персональных данных


     Мобильная версия     Mobile version