Перейти к содержимому


Фотография

Поэзия


  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 8

#1 Rubedo

Rubedo

    Преподаватель Школы Магии "Рубедо"

  • Маг
  • 8 433 сообщений

Отправлено 18 Январь 2014 - 04:15

Личный сборник хороших стихов, собранных из разных источников.

 

* * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * *

 

Непредсказуемы пересеченья
И разветвления наших дорог.
Мы остаёмся на несколько жизней,
Чтобы однажды столкнуться в холодном метро.

Странствуя между мирами,
Я храню в себе память
О каждом моём воплощении.
И в назначенный час
Я узнаю тебя
По первому прикосновению.

Лишь для одной ослепительной вспышки,
Лишь ради нескольких звёздных мгновений
Мы будем плыть друг другу на встречу
Сквозь бесконечность и океаны забвения.

Странствуя между мирами,
Ты хранишь в себе память
О каждом моём воплощении.
И в назначенный час
Мы узнаем друг друга
По первому прикосновению,
Где бы ты ни была,
Кем бы ты ни была.

Время придёт и мы снова откроем
Книгу на самой последней странице.
И эпилог станет новым прологом,
И мы уйдём, чтобы вновь повториться.

Только бы не разминуться, не заблудиться
В круговороте смертей и рождений.
И в назначенный час вспомним друг друга
По первому прикосновению.

В круговороте смертей и рождений...
В круговороте смертей и рождений...
В круговороте смертей и рождений...
По первому прикосновению...

(Flёur)

 

* * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * *

 

Пылает за окном звезда
Мигает огоньком лампада
И видно суждено и надо
Чтоб стала горечью отрада
Невесть ушедшая куда

Над колыбелью тихий свет
И как не твой напев баюнный
И свет и звезды лисий след
И месяц золотой и юный
Ни дней не знающий ни лет

Как жаль и больно мне вспугнуть
Взбродить знакомую излуку
И взять как прежде в руки руку
Простишь ли мне земную муку
Земную ласку не забудь

Мигает за окном звезда
Над колыбелью тихий свет
Поутру стол и табурет
Так значит суждено и нет
Другого счастья мне не надо.

(Д.Варшавский)

 

* * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * *

 

Скоро сто уже старухе, вот такие, брат, дела.
И, как полюшко зимою, голова её бела.
Слышит плохо, видит слабо, тихо сядет у окна,
Начинает с сыновьями разговаривать она:

"Сашка, где тебя носило? Экий вымахал пострел.
Всё гуляешь, за дровами снова съездить не успел...
Борька, бес глазастый, где ты? Хоть умри, простыл и след.
Вон корова отвязалась, а тебя всё нет и нет...
Колька! Всё, поди, читает... Прямо стыдно от людей,
Книжки книжками, а косу ты к утру себе отбей..."

Что-то силится старуха разглядеть в своём окне.
Все три сына, три героя там остались - на войне.
А в окошко лист валится, плавно катится луна.
Скоро сто уже старухе, позабыла всё она,
Всё на свете позабыла, всё на свете до конца,
Лишь остались в бедном сердце три возлюбленных лица.

Всё идут к ней русским полем сквозь туманное жнивьё
Три её родимых сына, три кровиночки её...

(Николай Рачков)

 

* * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * *

 

Белая-белая ночь
Чёрная-чёрная боль
Серая-серая пыль
Синяя-синяя даль

Светлая-светлая грусть
Рыжая-рыжая лесть
Красная-красная ложь
Жёлтая-жёлтая месть

Какая боль!
Слёзы бегут по щекам
Какая ночь!
Тени ползут по стене
Скоро ты будешь там
Там, где бывал я во сне

Даже художник старик
Не нарисует рассвет
Но уж теперь всё равно
Звук поглощает свет

Какая боль!
Слёзы бегут по щекам
Какая ночь!
Тени ползут по стене
Скоро ты будешь там
Там, где бывал я во сне

Белая-белая ночь
Чёрная-чёрная боль.

(Д.Варшавский)

 

* * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * *

 

«Ложная надежда — это плохо! —
Учит нас прославленный мудрец. —
Если сил осталось на два вздоха
И худа сильней чужой боец,

Если видишь сам, -что дело худо
И уже удачу не догнать —
Надо ли надеяться на чудо?
Лучше поражение признать...»

Но тогда как быть, коль самый-самый
Врач, к кому явился ты на суд,
Разведёт беспомощно руками:
«Тут и Боги жизни не спасут!»

Это значит — воспринять как благо
Темноту — и ждать своей судьбы,
Позабыв про гордость и отвагу,
Не пытаясь взвиться на дыбы?..

Ну уж нет! По древнему закону,
Что еще никем не отменён, —
Кто себя признает побеждённым,
Только тот и правда побеждён.

 

(Марина Семенова)

 

* * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * *

 

...Черный небесный шелк исколот звездной иглой,
Белым оловом льда расплавился лик луны.
Гнев моего огня давно уже стал золой,
Бег моего коня пронзительней тишины.

Волчьей тропой - за край, прах заметет следы,
Мимо железных гор, мимо свинцовых вод...
Тысячу долгих лет конь мой не знал узды,
Тысячу грозных миль длился его поход.

Пусть глаза мои ныне подернуты льдом,
Я уже различаю во мраке огонь костра.
Я вернулся в долину, где был мой дом,
Принимай же меня, сестра.

Пусть тебя не страшит, что так холодна рука,
Я напою коня и снова вернусь к огню.
Вязью морозных рун расчерчена сталь клинка,
Пепел чужих ветров окутал мою броню.

Что ж, расскажи, сестра, как тебе здесь жилось?
Вьюга твои цветы лисьим хвостом смела,
Выстудила зима пламя твоих волос,
Бездною твоих глаз стала ночная мгла.

Я был мертв всю последнюю тысячу лет,
И у нас остается лишь три часа до утра,
Но, покуда не выплеснул кровь рассвет,
Расскажи обо всем, сестра.

Бремя моих дорог, как едкий металл цепей.
Тысяча долгих бед рассыпана по плечам.
Выучен наш мотив волками чужих степей,
Но не найти дверей к добытым нами ключам.

Тени седых камней жмутся к моим ногам,
Солон и горек вкус встречи среди руин!
Больше не надо слез, я отомщу врагам,
Только прости, сестра - я ухожу один.

Снова скроет туман отпечатки подков,
И холодною кровью оплавится сталь, остра,
Но таков наш удел до конца веков -
Ты же знаешь это, сестра.

Помнишь тот летний день, ручья золотую трель,
Солнца горячий мед в оправе янтарных бус,
Буйство зеленых трав, пастушескую свирель,
Наш беззаботный смех и теплой малины вкус?...

Вот и последний миг. Дай мне свою ладонь.
Гриву склонив к земле, просится конь в полет.
Больше не надо слов, молча гляжу в огонь,
И из моих глазниц капает синий лед...

(Ю.Нестеренко)

* * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * *


На небе вороны, под небом монахи,
И я между ними в расшитой рубахе,
Лежу на просторе, легка и пригожа,
И солнце взрослее, и ветер моложе.

 

Меня отпевали в громадине храма,
Была я невеста, прекрасная дама.
Душа моя рядом стояла и пела,
Но люди, не веря, смотрели на тело.

 

Судьба и молитва менялись местами,
Молчал мой любимый и крестное знамя
Лицо его светом едва освещало,
Простила его. Я ему все прощала.

 

Весна, задрожав от печального звона,
Смахнула три капли на лики иконы,
Что мирно покоилась между руками.
Ее целовало веселое пламя.

 

Свеча догорела, упало кадило,
Земля застонав, превращалась в могилу.
Я бросилась в небо легкой синицей,
Теперь я на воле! Я белая птица!

 

Взлетев на прощанье, кружась над родными,
Смеялась я, горя их не понимая,
Мы встретимся вскоре, но будем иными.
Есть вечная воля, зовет меня стая...

 

(Ю.Шевчук)

 

* * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * *

 

Равнодушное небо глядит мне вослед.
Чернота за моей спиной.
Мне навстречу устало ползет рассвет -
Мутный, выморочный, больной.

Умирающий город застыл внизу,
Коченея в голодном сне...
Я спешу. Я гостинцы ему везу,
Как предписано долгом мне.

Я пытаюсь отыскивать с высоты
Очертанья знакомых мест...
На груди и на крыльях моих - кресты.
И в прицеле бомбовом - крест.

Петербург! Как же так? Ведь была пора -
Вот такою же злой зимой
Возводить тебя прибыл на зов Петра
Из Тюрингии предок мой.

Он дворянство российское получил
За достойные те труды,
А как срок пришел - навсегда почил
Возле серой твоей воды...

Мы служили Империи двести лет,
Кровь и совесть были в ладу,
Не пятнал ни мундира, ни эполет
Ни единый в нашем роду.

Стали нашими почва, язык, народ,
На Васильевском был наш дом,
И я тоже родился средь этих вод,
Что затянуты ныне льдом.

Хоть и был я, как водится, мал и глуп -
Помню елку, огни, дворец,
Помню, как спешил в офицерский клуб
На Крестовский остров отец...

А когда игрушкой под каблуком
Хрустнул мир, потонув в дыму,
На германский фронт он ушел с полком,
Как предписывал долг ему.

Он ушел без сомнений - таков удел!
Так придумано не вчера!
И никто на фамилию не глядел,
Не бросал ему: "Немчура..."

Но в холопьей злобе взревел, горя,
Все сметающий красный шквал,
Пролилась германская кровь царя
В екатеринбургский подвал.

Все смешалось, все гибло в чаду утрат,
Враг - внутри, а свои - вовне!
И отец шел с Юденичем в Петроград -
Пробивался к жене, ко мне...

Не пробился. И где его прах зарыт,
И зарыт ли - поди найди!
Ясно помню, как плакала мать навзрыд,
Прижимая письмо к груди...

Но ЧеКа не сподобилась нас поймать -
Помню грязный перрон, вагон...
На вокзале в Берлине сказала мать:
"Das ist unsere Heimat, Sohn."

И в Германии мы получили кров -
Беглецы из чужой страны,
Словно даже и не было двух веков
И бессмысленной той войны.

Здесь мечтал я о небе - и все сбылось:
Первый планер... биплан... восторг!
Летный корпус. Люфтваффе. И крепла Ось,
Но все злее алел Восток.

Значит, снова война! И, врагов кляня,
Был я тверд и неумолим:
"Одну родину отняли у меня -
Не отдам и вторую им!"

Я началу кампании был лишь рад:
Мы - лекарство, они - чума!
Но достоин ли подвиг такой наград -
Сбросить бомбы на гибнущий Петроград,
На жилые его дома?

Нам твердили: "Победа уже близка!"
Но все дальше она от нас.
Обессиленно пятятся вспять войска,
Не исполнившие приказ.

Но я снова и снова несу свой груз,
Исполняя свой страшный долг...
Я пилот. Я солдат. Я отнюдь не трус.
Только будет ли в этом толк?

Так запутались линии бытия!
Не остаться сухим в грозу!
Там, в Германии - кровь моя, честь, друзья,
Но мой город родной - внизу!

Так и чей я сын? Так и где мой дом?
И когда я вернусь домой?
Над Крестовским в небе завис крестом
"Юнкерс восемьдесят восьмой"...

(Ю.Нестеренко)

 

* * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * *

 

Мальчикам, играющим в войну,
Я в больших ладонях протяну
Два десятка взятых наугад
Оловянных маленьких солдат.

Ты смотри внимательно, дружок,
Этот вот без рук, а тот - без ног.
Третий черный, зубы лишь как мел.
Видно, в танке заживо сгорел.

А четвертый, ордена - как щит -
Он в Берлине в мае был убит.
А вот этот на густой заре
В сорок третьем утонул в Днепре.

У шестого - на глазах слеза,
Сорок лет, как выбило глаза…
Горсть солдат ребятам протяну,
Не играйте, мальчики, в войну.

(Константин Савельев)



#2 Елена

Елена
  • Участники
  • 57 сообщений

Отправлено 21 Январь 2014 - 20:11

                       * * *

Пишу легко, стихи потоком льются,

А мысли всё бегут мои спешат,

И след хотят оставить светлым думам,

И слёзы радости, любви в глазах.

Хочу крылом своих обычных строчек

Согреть и обогреть сердца людей,

Утешить, уберечь от боли,

Воспоминаний горьких, серых дней.

Хочу рассеять Вашу скорбь стихами

И нить надежды, жизни протянуть,

Чтоб Вы от радости и счастья улыбались

И добрым, светлым был Ваш новый путь!

 

(весна 2012г.

Елена Горбатова)



#3 corpusculum

corpusculum
  • Участники
  • 12 сообщений

Отправлено 31 Январь 2014 - 03:01

Ты вернёшься после пяти недель
Приключений в чужом краю
В цитадель отчизны, в её скудель,
В неподвижную жизнь мою.

Разобравшись в записях и дарах
И обняв меня в полусне,
О каких морях, о каких горах
Ты наутро расскажешь мне!

Но на всё, чем дразнит кофейный Юг
И конфетный блазнит Восток, 
Я смотрю без радости, милый друг,
И без зависти, видит Бог.

И пока дождливый, скупой рассвет
Проливается на дома,
Только то и смогу рассказать в ответ,
Как сходил по тебе с ума.

Не боясь окрестных торжеств и смут,
Но не в силах на них смотреть,
Ничего я больше не делал тут
И, должно быть, не буду впредь.

Я вернусь однажды к тебе, Господь,
Демиург, Неизвестно Кто,
И войду, усталую скинув плоть,
Как сдают в гардероб пальто.

И на все расспросы о грузе лет,
Что вместила моя сума,
Только то и смогу рассказать в ответ,
Как сходил по тебе с ума.

Я смотрю без зависти – видишь сам –
На того, кто придёт потом.
Ничего я больше не делал там
И не склонен жалеть о том.

И за эту муку, за этот страх,
За рубцы на моей спине –
О каких морях, о каких горах
Ты наутро расскажешь мне!

Дмитрий Быков



#4 Ари (Zao)

Ари
  • Заочное обучение (Zao)
  • 420 сообщений

Отправлено 08 Декабрь 2014 - 13:40

Диана Еловикова - Валькирия

 

Я вспомнил миг истории далекой, 
Однажды пережитой как во сне. 
Я вспомнил бой – безжалостный, жестокий, 
В морозной предрассветной тишине. 

Удар, и боль, и тошнотворный запах 
Одежды, промокающей в крови. 
Меня держала смерть в когтистых лапах, 
А я себе приказывал: «Живи!». 

Живи! (Удар – на щит, и тверже руку!) 
Живи! (Ответь ударом. Не стонать!) 
Живи – превозмогая боли муку! 
Живи!! (Удар. Еще. Не устоять…) 
Живи!!! 

Но силы уходили с кровью. 
Качнулся мир заснеженный вокруг. 
Рассвет клинком вонзился в изголовье, 
И выпал меч из ослабевших рук. 

Я помню небо огненного цвета. 
Кружась, сверкала снежная мука. 
Откуда-то из жаркого рассвета 
Вдруг протянулась женская рука. 

Я встретил взгляд безжалостно-холодный, 
Султан волос, летящий край плаща… 
Храпящий конь со вспененною мордой… 
Крылатый шлем… И лезвие меча. 

И сердце искрой по клинку скользило, 
Оказываясь где-то в вышине: 
Меня на пир в Вальхаллу увозила 
Валькирия на бешеном коне. 

Внизу, в сугробе, коченело тело, 
Меня последним взглядом проводив. 
Валькирия, ты этого хотела, 
Направив вражий меч к моей груди?! 

И конь взмывал, подобно черной птице, 
Небесный свод копытами круша. 
Летели вместе к призрачной границе 
Богиня и бесстрашная душа. 

И память сохранила сновиденьем 
Бесценный миг в моей былой судьбе – 
Я вспомнил все в то самое мгновенье, 
Когда узнал валькирию – в тебе…



#5 Rubedo

Rubedo

    Преподаватель Школы Магии "Рубедо"

  • Маг
  • 8 433 сообщений

Отправлено 31 Март 2015 - 03:20

И пока на земле существуют мосты - будут те, кто их жгут.
И пока корабли покидают порты - будут те, кто их ждут.
И пока разливается в небе закат - будет новый рассвет,
И всегда будет тот, кто тебе очень рад - и такие, кто нет.

И пока существуют причины для слез - будут те, кто их льют.
Кто-то, грохот услышав, пугается гроз - кто-то слышит салют.
И пока существует понятие сна - кто-то будет не спать.
Расстояния и мили проходят сполна - чтоб вернуться опять.

И всегда будут путаться нити в узлы - а слова в кавардак:
Хочешь что-то сказать - но сомнения злы, и причина - пустяк,
И не каждый вопрос будет высказан вслух, и в ответ - ничего.
Иногда для любви не хватает и двух, иногда - одного.

На большой глубине мы хотим высоты, в бездорожье - пути.
И пока на земле существуют мосты, мне к Тебе не дойти.
Мне к Тебе не доплыть, не всколышет волна океанскую гладь.
Но пусть даже закончатся все времена - я Тебя буду ждать,
Я Тебя буду ждать...

Саша Отрадная



#6 Джубба (гость)

Джубба (гость)
  • Гости

Отправлено 27 Апрель 2015 - 14:30

Я пришла за счастьем, вот мои ладошки…
Боженька, ну сжалься, поделись немножко…
Людям очень важно с мыслью просыпаться,
Что жива надежда, что нельзя сдаваться…
Очередь за счастьем у тебя толпится,
Но намного больше тех, кто побоится
К очереди этой присоединиться…
Только им ведь тоже счастье пригодится…
Я раздам прохожим счастье по крупинкам…
Близким и не очень, рыжим и блондинкам,
Бедным, и богатым, слесарям, поэтам…
Недостойных счастья в мире просто нету…
Ведь когда улыбки добрые встречаешь,
О своих проблемах сразу забываешь…
А когда душою кто-то согревает,
Это значит, счастье всё-таки бывает…
Нужно оглянуться, нужно присмотреться…
Может, в чьём-то сердце к счастью скрыта дверца…
Только вы не бойтесь в эту дверь стучаться…
Пред любовью лучше не сопротивляться…
И толпились люди, занимали место…
Кто-то хочет денег, кто-то стать невестой…
Для кого-то счастье – сплетнями делиться…
Очередь большая… Всё мелькают лица…
Я пришла за счастьем, вот мои ладошки…
Вижу, пусто… Птицы доклевали крошки…
Но с улыбкой мудрой мне ответил Боже,
Что улыбка близких – это счастье тоже…

#7 Rubedo

Rubedo

    Преподаватель Школы Магии "Рубедо"

  • Маг
  • 8 433 сообщений

Отправлено 31 Август 2015 - 21:37

Даже в самой обыденной жизни хватает тревог,
Даже самое серое небо не схоже с землёю.
Это следует помнить, когда переступишь порог,
Ибо нить путеводная кончиться может петлёю.
Но какие-то странные люди смутят твой покой,
Обещая вершины и сказочно дивные дали,
И расскажут о тех, что стояли над звёздной рекой,
Наблюдая процесс преломления света в кристалле.

И такие, как ты, опьянённые ядом речей,
Покидают свой дом и уходят в безвестные страны,
Не пугаясь ни холода долгих туманных ночей,
Ни нехоженых троп, ни пустынь, ни дождя, ни бурана.
Будут многие там сражены беспощадным мечом
(Только кровь придаёт завершённость отточенной стали).
Ты следишь сквозь замёрзшие слёзы за звёздным лучом,
Наблюдая процесс преломления света в кристалле.

Средь унылых болот, в лабиринтах безжизненных скал
И обросших утёсов, нависших угрюмо и грозно,
Ты счёт дням потеряешь, забудешь о том, что искал,
И свой путь проклянёшь, но назад поворачивать поздно.
Те, кто вёл вас к вершинам, растаяли в утренней мгле,
То ли умерли, то ли ушли, то ли просто устали…
Вы бредёте по высохшей, древней, как скука, земле,
Наблюдая процесс преломления света в кристалле.

Ты состаришься в этом походе, сводящем с ума,
Но дойдёшь до конца и признаешь дорогу напрасной:
Жизнь есть плесень и грязь, только холод и звёздная тьма
Были целью твоей, совершенной и вечно прекрасной.
Ты дойдёшь и увидишь, что ты совершенно один,
Те, что спереди, канули в ночь, те, что сзади, отстали,
И останешься вечно стоять средь мерцающих льдин,
Наблюдая процесс преломления света в кристалле…

Ю.Нестеренко



#8 Lord (гость)

Lord (гость)
  • Гости

Отправлено 03 Декабрь 2015 - 23:27

Я прощаюсь со всем, чем когда-то я был
И что я презирал, ненавидел, любил.

Начинается новая жизнь для меня,
И прощаюсь я с кожей вчерашнего дня.

Больше я от себя не желаю вестей
И прощаюсь с собою до мозга костей,

И уже наконец над собою стою,
Отделяю постылую душу мою,

В пустоте оставляю себя самого,
Равнодушно смотрю на себя - на него.

Здравствуй, здравствуй, моя ледяная броня,
Здравствуй, хлеб без меня и вино без меня,

Сновидения ночи и бабочки дня,
Здравствуй, всё без меня и вы все без меня!

Я читаю страницы неписаных книг,
Слышу круглого яблока круглый язык,

Слышу белого облака белую речь,
Но ни слова для вас не умею сберечь,

Потому что сосудом скудельным я был.
И не знаю, зачем сам себя я разбил.

Больше сферы подвижной в руке не держу
И ни слова без слова я вам не скажу.

А когда-то во мне находили слова
Люди, рыбы и камни, листва и трава.

Арсений Тарковский

 

*       *       *

 

Пляшет перед звездами звезда,
Пляшет колокольчиком вода,
Пляшет шмель и в дудочку дудит,
Пляшет перед скинией Давид.

Плачет птица об одном крыле,
Плачет погорелец на золе,
Плачет мать над люлькою пустой,
Плачет крепкий камень под пятой.

 

Арсений Тарковский

*       *       *

 

Просыпается тело,
Напрягается слух.
Ночь дошла до предела,
Крикнул третий петух.

 

Сел старик на кровати,
Заскрипела кровать.
Было так при Пилате,
Что теперь вспоминать?

 

И какая досада
Сердце точит с утра?
И на что это надо -
Горевать за Петра?

 

Кто всего мне дороже,
Всех желаннее мне?
В эту ночь — от кого же
Я отрекся во сне?

 

Крик идет петушиный
В первой утренней мгле
Через горы-долины
По широкой земле.

 

Арсений Тарковский

 

*       *       *
 
Печальное время - родителей старость:
Захочешь, не сможешь его миновать,
Когда понимаешь, как мало осталось
До... страшно подумать, не то что сказать.

И с горькою болью, с немым содроганьем
При каждой из встреч отмечаешь в душе
Все новые меты - следы увяданья,
Которых - увы! - не укроешь уже...

Вдруг, как озаренье, откроются взгляду
И тяжесть походки, и слабость руки,
И щедрая снежность редеющих прядей,
Морщин паутинки, провалы-виски...

И сердце защемит когтистое бремя,
Захочется, впору, в отчаяньи взвыть -
От стылого ветра по имени Время
Собою прикрыть, заслонить, защитить.

Я сам понимаю наивность желанья,
У жизни для жизни не выпросишь дня...
Стоит моя мама - почти уже тайна,
Стоит у окна, поджидая меня.

И я умоляю продлиться мгновенья:
Пусть каждое будет не меньше, чем год!
Гляжу на окно в небывалом волненьи!
Вон мама меня, непутевого, ждёт.

Еще это можно - взлететь по ступеням,
Звонком растревожить квартирный покой
И слушать за дверью шаги с нетерпеньем,
Старательно пряча букет за спиной.

Еще это можно - обнять на пороге,
Коснуться губами прохладной щеки,
Букетик вручить, просто так, без предлога:
«На, мама! Гляди, как свежи лепестки!»

Увидеть, как живо она захлопочет,
Себя ощутить, словно кум королю,
Когда мне, не юному, скажет: «Сыночек,
А ну-ка, пойдем, я тебя покормлю».

Какое великое благо - сыновство!
Его сознаешь в полной мере тогда,
Когда подступает вплотную сиротство,
И жарко задышит в затылок беда.

И что тут ни делай, а суть неизбежна:
Так было, так будет во все времена.
Смешались в душе благородство и нежность,
Печаль и тревога, любовь и вина...

Гляжу на окно... В пальцах стынет мимоза,
Как облачка клок, что упал с высоты...
И щиплют глаза позабытые слезы,
И губы одно только шепчут: «Прости!»

Евгений Мартышев



#9 Rigin (Zao)

Rigin
  • Заочное обучение (Zao)
  • 674 сообщений

Отправлено 12 Апрель 2017 - 17:22

ЧЕЛОВЕКУ НУЖЕН КОТ

Человеку нужен кот.
Кот его всегда поймёт,
Даже если сложный случай
В жизни вдруг произойдёт.

Даже если бросит друг,
Кот не выскользнет из рук,
Гладь его, и он согреет,
Словно плюшевый утюг.

Если грустно на душе,
Упади в кошачью шерсть,
По уши в неё заройся,
И уймётся круговерть.

Человеку нужен кот.
Непременно нужен кот.
Чтоб идти домой хотелось,
Потому что кто-то ждёт...

© Ата Манова




Политика конфиденциальности и обработки персональных данных


     Мобильная версия     Mobile version